– Расскажите, как появились Кинг и Диана?
Накаба: В отличие от Мелиодаса и Бана, Кинга с Дианой я придумал, не планируя делать их парой с самого начала. Та же Диана, например, была поначалу безответно влюблена в Мелиодаса. Потом появился Кинг, и я решил, что пусть он будет безответно влюблён в Диану, ведь интересно посмотреть на развитие отношений парочки «фея и великан». Ну и вот в итоге к чему пришли. Как видите, эти двое немного отличаются от пар из прошлых гайдбуков.

– Кинг – король фей, но по сравнению с Мелиодасом и Баном он трусоват и выглядит довольно по-детски.
Накаба: Он в хорошем смысле «не вышел из детства». Чем-то напоминает старосту класса этак седьмого-восьмого: вроде и ответственный, и стремится в лидеры, а всё равно внутри совсем ещё ребёнок.

– Он частенько мучается сомнениями, надо сказать.
Накаба: Из всех «Семи Смертных Грехов» у него, пожалуй, самая тонкая душевная организация. Взять, к примеру, того же Мелиодаса: его отношение к возлюбленной и сила чувств к ней намного превосходят все разумные пределы. Ну, может, дело в том, что остальные «Грехи» просто очень уж наглые, ха-ха!

– Почему на розыскной листовке Кинг изображён толстым мужиком?
Накаба: Видимо, он поначалу очень нервничал, когда был в ордене «Семи Смертных Грехов». (Кинг превращается в толстяка, когда нервничает – прим.пер.)

– Эти переходы от облика старика к милому мальчику тоже не лишены своего очарования.
Накаба: Вообще, первоначальной моей идеей было сделать листовки «Грехов» совсем не такими, как их настоящие лица. На обсуждении с редактором было предложение сделать второй его облик помоложе, но всё же остановились на толстом мужике, потому что контраст получался сильнее.

– А что насчёт Дианы? Когда я впервые её увидел, то подумал, не слишком ли она великовата?
Накаба: Я решил сделать её такой большой, чтобы выглядело совсем уж фантастично и нереально.

– Её размеры очень заметны, когда рядом есть другие персонажи. С какими сложностями приходится сталкиваться, рисуя её?
Накаба: Обычно получаются ракурсы, когда Диана смотрит на кого-то сверху или когда кто-то смотрит на неё снизу вверх, но особых трудностей не возникает. Хотя бывает, что другой персонаж в кадре целиком, а от Дианы только лицо, ха-ха! Но одинаковые ракурсы быстро приедаются, поэтому я ввёл в историю уменьшающие пилюли. Ну и серьёзная спокойная великанша смотрелась бы устрашающе, поэтому я нарочно дал ей девчоночьих черт поведения и деталей в костюмах.

– Она очень мило прячет рот за волосами, когда смущается.
Накаба: Я помню, что в школе девочки так же делали, когда смущались. Возможно, как-то неосознанно и Диане такую привычку нарисовал.

– Изначально Диана была безответно влюблена в Мелиодаса, но собирались ли вы делать из неё соперницу для Элизабет?
Накаба: Соперничество получилось бы, если бы Мелиодас одинаково реагировал (или не реагировал) как на Элизабет, так и на Диану. Поэтому я с самого начала не собирался заставлять Диану влезать между ними – это ведь не любовная комедия. Но безответно влюблённая Диана оказалась такой трогательной и действительно пришлась по душе читателям.

– Но Мелиодас всё равно дорог Диане, верно?
Накаба: Да, ведь он первый, кто отнёсся к ней, как к девушке, а неженственных девушек вроде Дианы это особенно радует. К тому же, он её спас.

– Расскажите теперь, как появился Хаузер.
Накаба: Его лучший друг Гилсандер – образцовый красавчик, поэтому я хотел сделать его полную противоположность и дал Хаузеру причёску-помпадур и хулиганистый характер.

– Хаузер довольно тесно связан с Дианой, но вроде не проявляет таких уж явных романтических симпатий…
Накаба: Верно. Кое-кто неверно трактует его отношение. Хаузер находит Диану весьма милой, но даже в мыслях не держит намерения встречаться с ней. Бывает, глядя на милующихся Кинга с Дианой, он подумает что-нибудь в духе «Вот же голубки, а!», но его позиция совсем не такая, как, скажем, у Иерихон по отношению к Бану.

– В последнее время помпадур Хаузера стал более ярко выраженным, как мне кажется.
Накаба: Поначалу я рисовал ему причёску «похожую на помпадур», но потом был момент, когда Хаузер появился после долгого перерыва, и у меня в памяти чётко отложилось, что у него полноценный «помпадур», вот так и получилось. Зато теперь стало проще его рисовать.

– Хаузер на удивление рассудительно действует в чрезвычайных ситуациях.
Накаба: Это тоже на контрасте с Гилсандером, который обычно сдержанный, зато в бою заметно возбуждается. Как видите, эту черту Хаузера оценили по достоинству, раз он получил повышение аж до командира Святых рыцарей.

– Кого из троих вам проще всего рисовать, а кого сложнее?
Накаба: Не то чтобы сложно, но я особенно осторожен, рисуя Кинга, потому что он выбирает, с кем общаться. Даже в “Семи Смертных Грехах” он почти ни с кем особо не взаимодействует, кроме Дианы. Он довольно скрытный и интроверт, поэтому я слежу, чтобы эти черты сохранялись.

– А в плане именно рисования?
Накаба: Для Кинга чаще всего используются скринтоны, поэтому с ним сложно. Тут всё ложится на плечи моей жёнушки, ха-ха!

– Как считаете, в чём прелесть Кинга и Дианы как пары?
Накаба: Думаю, их неопытность в этом плане. Нет ощущения какой-то “семейности”, как у других пар, и многим это нравится, насколько могу судить.

– И доказательством тому – число сцен со смущающимся и краснеющим Кингом!
Накаба: Ну да, Мелиодас-то домогается как дедок-извращенец какой, а Бана вообще ничто смутить не может. Но у Кинга чистое и невинное сердце, словно у героя любовной комедии. Его сцена поцелуя вообще больше какому-нибудь школьнику подошла бы, ха-ха!

– Диана порой засовывает Кинга в свой бюст, даже не задумываясь, и от этого он смущается ещё чаще…
Накаба: Диана просто не задумывается о мужских взглядах. Я её рисовал, держа в уме образ этакой спортивной младшеклассницы. А для Кинга выбрал мальчика-восьмиклассника, ведь именно в средней школе они начинают активно интересоваться противоположным полом. Думаю, именно эта разница взглядов создаёт нужный эффект.

– А Диане, тем временем, дважды пришлось перенести потерю памяти.
Накаба: После битвы в столице к Диане начала понемногу возвращаться память о прошлом. Такими темпами она вспомнила бы о своих чувствах к Кингу, и они бы стали счастливой парой. Но со своей любовью школьного уровня они бы невыгодно выделялись на фоне героически-величественных Мелиодаса и Бана, а мне этого не хотелось. К счастью, я как раз подумывал задействовать в сюжете Гаутера, вот и заставил его стереть Диане память.

– Поступок Гаутера многих тогда удивил!
Накаба: Приёмы Гаутера на Диану действуют эффективнее всех. Попробуй он использовать их на Мелиодасе, не только обломался бы, но и сдачи бы получил вдобавок, ха-ха! Ну и потом, когда Гаутер вернул ей память, именно Диана лучше всего подошла на роль персонажа, сказавшего ему нужные слова. Думаю, несмотря на всё, после событий 27-го тома Диана, Кинг и Гаутер обрели прочные узы.

– Значит, дальше у них всё будет гладко?
Накаба: Как-то самому не очень-то радостно над ними ещё больше издеваться, так что, думаю, переживать не стоит.

– Какие из эпизодов с Кингом и Дианой вам нравятся больше всего?
Накаба: Пожалуй, сцена из 27-го тома, когда их чувства стали взаимными. Я наконец-то смог вздохнуть спокойно и перестать переживать за эту пару, которую вот уже столько времени рисую.

– Сцены, где Кинг спасает Диану, тоже весьма неплохи.
Накаба: В таких сценах он всегда опаздывает, и кто-то уже становится жертвой… Я и сам, рисуя их, думаю «Да поторопись ты, ну!».

– Фукуяма Дзюн-сан(сейю Кинга,а так-же Тонери,Юмичики,Юкио,Коро-сэнсея и т.д.) и Юки Аои-сан(сейю Дианы,а так-же Тсую Асуи,Татсумаки,Каё Хиназуки и т.д.) отметили в своём интервью, что им понравилось, как Диана сделала одного из своих големов похожим на Кинга во время Большого турнира.
Накаба: Думаю, это было проявление её любви к Кингу, которая всё же оставалась в ней несмотря на утраченную память. Диана честная, поэтому и симпатию свою выражает прямо и открыто. А Кинг наоборот, следит за реакцией собеседника и ведёт себя соответственно. Есть в нём такая по-человечески неприглядная сторона, хе-хе. Но это мне в нём и нравится. У Мелиодаса и Бана в любви такого нет, так что довольно интересно рисовать.

– Если Кинг с Дианой поженятся, какая у них будет семейная жизнь?
Накаба: Думаю, они так всегда и будут такими же невинными и по-домашнему тёплыми. Никто не будет стараться занять ведущую позицию. Кинг – король фей, так что подкаблучником тоже не станет и в нужный момент сможет взять всё в свои руки. Но оба будут уважать и учитывать мнения друг друга. Ну и Кинг иногда будет красоваться перед Дианой, куда ж без этого.

– Не терпится узнать, какие у них будут дети!
Накаба: Ну, тут вам придётся подождать ещё немного…

– Какие-нибудь пожелания на будущее для Кинга, Дианы и Хаузера?
Накаба: Кингу посоветую больше не опаздывать и защищать Диану как следует. Диане сказал бы, что она может во всём спокойно положиться на Кинга. Ну а Хаузеру удачи на посту командира Святых рыцарей, ха-ха! Среди читателей-то он популярен, а вот в самой истории особого успеха у девушек не имеет. Надеюсь, он сможет найти свою единственную. Лично мне кажется, что ему неплохо бы подошла Гила… но даже не знаю. Пусть не торопится в своих поисках.

– Ну и напоследок пару слов читателям!
Накаба: Приближается финал, отношения наконец-то распутываются и стабилизируются. Вы обязательно увидите, что же ждёт Эсканора с Мерлин и Мелиодаса с Элизабет! Ну а за Кинга с Дианой можете не переживать, у них всё будет хорошо!

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Наши контакты

Нас сейчас нет поблизости. Но вы можете отправить нам электронное письмо, и мы свяжемся с вами как можно скорее.

©2019 StreamArts

Введите данные:

Forgot your details?