Ау админ, нас опять скопировали..

Восставший против Неба 1477

Изменится ли яд Небесной Ядовитой Жемчужины, когда он соприкоснется с дьявольской энергией злого младенца?

Этого никто не знал.

Ся Цинь Юэ предположила, что это слияние будет “мириадом бедствий”, но это было только предположение. Даже если этого не произойдет, весьма вероятно, что ее план все равно увенчается успехом. Но, если бы сбылось её предположение, было бы еще лучше!

И ответ был… да!

Ядовитая Небесная Жемчужина и Круг Вечных Несчастий Эмбриона Зла принадлежали дьявольской расе в первобытную эпоху и таким образом, оба были чрезвычайно негативными сокровищами. Если бы эти две ужасающие, отрицательные способности вступили в контакт друг с другом, они бы стимулировали и усиливали друг друга.

Хотя яд, который влили в тело Цянь Фантяня, был всего лишь каплей Небесного яда, но он едва успел оправиться от дьявольской энергии злого младенца. И в момент, когда Небесный яд взорвался в дьявольской энергии злого младенца, это было похоже, как будто бесчисленные пылающие метеоры упали на спящий вулкан.

Если бы это было только извержение дьявольской энергии или извержение Небесного яда, с возможностями Цянь Фантяня, он мог бы все еще быть в состоянии оставаться спокойным и защищаться от нападения, но если бы обе атаки вспыхнули одновременно… Это был первый раз, когда Божественный император номер один Восточного Божественного региона ясно почувствовал, что он падает в несравнимо болезненную и ужасающую пропасть.

Золотой рисунок замерцал в зале, и Цянь Инь`эр появилась как призрак. Состояние Цянь Фантяня заставило ее брови слегка приподняться, когда она спросила тяжелым голосом, – что происходит?

– Яд… Божественный император сказал, что это яд! – Поспешно ответил Девятый Царь Брахмы.
– Яд? Невозможно! – Цянь Инь сказала, – в этом мире нет яда, который может заставить Королевского отца стать таким!

С этими словами она сделала шаг вперед… Однако тут же отступила назад, как будто ее ударило током, и на ее лице появилось выражение глубокого шока.

Ядовитое дыхание… От тела Цянь Фантяня, она почувствовала резкую ядовитую ауру. Эта ядовитая аура была несравнимо ужасающей, до такой степени, что она почти не могла в это поверить. Это было даже во много раз страшнее, чем сильнейший дьявольский яд, который она лично испытала тогда, “абсолютный яд убивающий Богов”.

Ядовитая Небесная Жемчужина… Это Ядовитая Небесная Жемчужина!

Цянь Фантянь, который свернулся калачиком на земле, поднял голову. Его лицо было пугающе темно-зеленым, и за несколько коротких вдохов все его тело полностью покрылось холодным потом.

Сила Божественного императора металась безостановочно, заставляя пространство вокруг него искажаться и становиться хаотичным из-за него. Однако сила Божественного императора номер один, Восточного Божественного региона, была подобна парящему валуну перед лицом дьявольской энергии злого младенца и силы Небесного яда, сила Божественного императора была способна сопротивляться и подавлять… Однако она не могла устранить даже малейшую часть яда!

И когда он слегка ослаблял свою ауру, два демона в его теле немедленно извергались на полную мощность.

Но даже тогда, глаза и душа Цянь Фантяня были по прежнему ужасающе ясными. Он закричал дрожащим и хриплым голосом, – возможность ввести внутреннюю силу, в мое тело… Используя яд в моем теле… Это было… Истинной целью Ся Цинь Юэ и Юнь Чэ…

В этом мире, существовало очень мало вещей способных довести существование Цянь Фантяня до такой степени, что он стал болезненно шипеть. Тем не менее, его нынешняя внешность напоминала демона, которого пытают и мучают в Чистилище.

Каждое мгновение его лицо и тело были искажены ужасающей гримасой. Пот градом катился по его телу.

Когда внутренняя аура входит в тело, она может напрямую разрушить внутренние органы. Таким образом, он позволял это делать только тем, кому доверял больше всего, или тем, кто не представлял для него угрозы.

Для Цянь Фантяня, Юнь Чэ был явно человеком, который не представлял никакой угрозы. С его развитием, даже если бы он сконцентрировал всю свою внутреннюю ауру и атаковал его внутренние органы, он мог забыть о причинении любого существенного ущерба ему.

Более того, даже если бы он действительно хотел что-то сделать, Цянь Фантянь обязательно будет первым, кто заметит это.

Однако, он ни в малейшей степени не почувствовал, как Юнь Чэ ввел яд в его тело… Совсем ничего!

Это было самым шокирующим открытием для него, чего он не мог понять под сильной болью.

– Небесная… Ядовитая… Жемчужина!? – Выражение лица Девятого царя Брахмы резко изменилось. Новость о том, что Юнь Чэ владеет Ядовитой Небесной Жемчужиной, тихо распространялась с того дня, как Император-Демонов вернулся в этот мир.

Как одно из небесных сокровищ, все знали, что оно обладает чрезвычайно ужасающим ядом и очищающими силами. Но… Независимо от того, насколько ужасающим мог быть этот яд, он все еще не мог понять, как Юнь Чэ смог бесшумно отправить тело Божественного императора Бога-монарха Брахмы.

Взгляд Цянь Инь`эр уже отвернулся, и она пробормотала про себя. – Ся Цинь Юэ, я действительно недооценила тебя!

Это был первый раз, когда Ся Цинь Юэ пришла сюда, но она не сказала ни слова в её сторону. Вместо этого она переключила все их внимание на “Изначальную печать жизни и смерти”.

И так как этот вопрос, очищения от дьявольской энергии, был всего лишь обманом, они не были подозрительны к нему. Они не обращали на него внимание от начала и до конца.

Она и Цянь Фантянь очнулись от ступора… Они их истинная цель!

Было очевидно, что это была месть Юнь Чэ! Отцу и дочери. Он играл с ними!

Цянь Инь`эр протянула свою снежную руку. С легкой вспышкой золотого света ядовитая аура в воздухе была быстро подавлена. Это заставило ее втайне вздохнуть с облегчением, и она пошла вперед, – похоже, ядовитая сила Небесной Ядовитой Жемчужины не является непреодолимой. Королевский отец, как ты?

– Нет… – Цянь Фантянь мучительно покачал головой. – Я едва могу подавить её, но… Решить этот вопрос невозможно…

Пафф!

Тело Цянь Фантяня вдруг задрожало, и он яростно выплюнул полный рот черной крови… Сразу, чрезвычайно едкая, зловонная аура начала распространяться внутри дворца на очень быстрой скорости.

Обычная внутренняя аура тьмы не заставит Брахму и Вечное Небо, двух великих Божественных императоров, страдать годами. Обычные яды могли быть легко рассеяны силой Божественного императора, но независимо от того, была ли это дьявольская энергия злого младенца или Небесный яд, все они пришли от злой силы небесного сокровища. Даже десять Цянь Фантянь, было невозможно по-настоящему рассеять их.

После того, как он выплюнул полный рот черной крови, выражение лица Цянь Фантяня не только не улучшилось, оно было покрыто еще более тяжелым слоем черной ауры, и его глаза… Был ясный намек на темно-зеленый цвет…

Цянь Инь была сильно потрясена и быстро закричала, – Девятый, быстро пошлите звуковую передачу всем царям Брахмы в царстве!

Через несколько вдохов семь аур полетели ко Дворцу Брахмы с чрезвычайно высокой скоростью.

Прежде, у них было достаточно времени, чтобы получить объяснение, в общей сложности восемь человек сидели вокруг Цянь Фантяня. Несравнимо тираническая сила царей Брахмы циркулировала, связывала и сгущалась, подавляя Небесный яд и ярость дьявольской энергии, которая взорвалась в теле Цянь Фантяня.

Каждый царь Брахмы обладал силой, способной потрясти мир. Когда сила восьми царей Брахма слилась вместе, как будто восемь золотых драконов вошли в тело Цянь Фантяня.

Добавив собственные силы Цянь Фантяня, Божественного императора, подавляющая мощь определенно была невообразимо сильна.

Этой силы было достаточно, чтобы уничтожить весь яд в мире в течение короткого периода времени…

Все эти годы, что Цянь Фантянь страдал от дьявольской энергии злого младенца, он также часто использовал силы Бога Брахмы и Царь Брахмы, чтобы подавить его.

Но…

Под силой только одного Божественного императора и восьми царей Брахмы, дьявольская аура и ядовитая аура быстро подавлялась, как и ожидалось, она постепенно слабела.

Постепенно, когда ядовитая и дьявольская аура были полностью подавлены, и они думали, что будет временное затишье. Ядовитая и дьявольская ауры, как два свирепых, разгневанных дьявольских Бога, яростно контратаковали…

Аура Небесного яда проследовала через внутреннюю ауру восьми царей Брахмы и подобно ползущей молнии, безжалостно вторглась в тела восьми великих царей Брахмы…

Восемь темно-зеленых демонических огней взорвались на телах восьми царей Брахмы. Они одновременно открыли глаза, и их тела задрожали и скрючились посреди внезапного взрыва яда и боли…

… .…

Царство Лунного Бога, комната Божественного императора.

Вернувшись в царство Лунного Бога, Юнь Чэ стал намного тише, как будто его траты энергии были слишком большими во время очищения. Он отдыхал и его глаза были закрыты все время, что он отдыхал, и не говорил в течение долгого времени.
– Мастер, вы, кажется, все время волновались. Вас что-то беспокоит? – Мягко спросила Хэ Линг.

Юнь Чэ ответил. – Не совсем. Просто мы столкнулись с вопросом, который очень трудно решить.

В прошлом, когда была сложная проблема, он всегда спрашивал Жасмин об этом, по привычке. Сейчас его сопровождала Линг, но Хэ Линг была другой. По крайней мере, до сих пор он подсознательно не полагался на неё.

– То, что трудно решить, вы не можете придумать, как справиться с прибытием дьявольских богов? – Снова спросила Хэ Линг.

– Дело не в этом. – Когда Юнь Чэ открыл глаза, стояла полная тишина. Не было никаких следов Ся Цинь Юэ, – недавно, у меня было несколько странных снов, и то, что я видел во сне, было очень абсурдно. Нелепый сон должен был быть забыт в мгновение ока, но я все еще помню его, каждую сцену, каждое предложение.

– Для меня нормально помнить сны. – Тихо сказала Хэ Линг. – Почему мастер так беспокоится?”

– Раньше я не обращал на это внимания. – Юнь Чэ выдохнул, – но прежде чем я вернулся в Царство Лунного Бога, я каким-то образом увидел ту странную сцену, которая была в моих снах.

– Мне действительно трудно убедить себя, что все, что я видел, было просто иллюзией… Кроме того, эти вещи противоречат моим воспоминаниям и знаниям и просто не могут быть реальными. Однако, у меня есть невыразимо странное чувство… – Юнь Чэ покачал головой.

Он [момент с зеркалом Цинь Юэ] не мог быть реальным, и он даже не был сном или видением. Тем не менее, это событие чрезвычайно четко отпечаталось в душе, и его нельзя было удалить. Это чувство было действительно чрезвычайно странным и непостижимым. Юнь Чэ никогда не испытывал этого раньше.

Хэ Линг была смущена тем, что услышала, и была неспособна сопереживать ему. Но она могла ощущать беспокойство Юнь Чэ.

Она немного подумала и сказала, – мастер, вы кажется, не были так обеспокоены раньше. Когда это случилось?

“…”

Юнь Чэ похлопал себя рукой по подбородку и медленно сказал, – Хэ Линг, ты задала мне хороший вопрос.

– Ай?

Юнь Чэ больше не говорил, а вместо этого внезапно успокоился.

Вот именно… Когда это началось? Какова была возможность?

Снаружи дворца Ся Цинь Юэ стояла на крыше зала, ее тело было покрыто лунным светом. Ее прекрасные глаза были безразличны, и никто не знал, о чем она думает.

В этот момент перед ней вспыхнул лунный луч, осветив силуэт молодой леди.
Аура девушки была немного хаотичной, и она слегка запыхалась. Ся Цинь Юэ перевела взгляд и тихо спросила.

– Да. – Лянь Юэ уважительно ответила, – от царства Бога-монарха Брахмы я получила известие, что он отравлен, и, что дьявольская энергия и яд атаковали одновременно. После этого восемь царей Брахмы собрались, пытаясь подавить дьявольскую энергию и яд, но все они были заражены ядом.

– О? – Глаза Ся Цинь Юэ вспыхнули, – это на самом деле неожиданный сюрприз.

Слушая слова Лянь Юэ, сердце Ся Цинь Юэ определенно не было таким спокойным, как казалось на первый взгляд. Она не удивилась, что восемь великий царь Брахма прибыли подавлять яд для Цянь Фантяня. Однако она никогда не ожидала, что все восемь царей Брахмы будут отравлены!

Сила Небесного яда… Не входя в контакт с телом, он мог фактически использовать внутреннюю ауру в обратном направлении, чтобы вторгнуться в тело!

Неудивительно, что ни один дьявол или бог не смог спастись от яда “мириада бедствий”!

– Царство Бога-монарха Брахмы в настоящее время закрыто, и нашим людям будет трудно приблизиться к центральному региону. Однако нам достаточно увидеть, что положение Божественного императора Бога-монарха Брахмы и восьми великих царей Брахмы чрезвычайно тяжелое.

– Понимаю. Можешь идти.

– Правильно… – Глаза Ся Цинь Юэ были безмятежны, и ее голос также внезапно стал холоднее, – если кто-то из Царства Бога-монарха Брахмы прибудет, даже если это будет царь Брахмы, вы все равно силой изгоните его… За исключением Цянь Инь!

– Слушаюсь!

Лянь Юэ ушла беззвучно.

Грудь Ся Цинь Юэ вздымалась вверх и вниз, а затем она выдохнула.

В то же время, как яд Цянь Фантяня был активирован, дьявольская аура злого младенца, также сильно выросла. После этого, даже восемь царей Брахмы были отравлены одновременно.

Столкнувшись с силой Небесного яда, который не мог быть рассеян, несмотря ни на что, и “необычной переменой”, про которую она напомнила Цянь Фантяню, Царство Бога-монарха Брахмы столкнется со страхом, его и восьми царей Брахмы быть уничтоженными.

Может ли Царство Бога-монарха Брахмы, которое только что потеряло трех богов Брахмы, а затем было подавлено Божественным императором Южного Моря, действительно продержаться более сорока часов?

Переведено на StreamArts.ru!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

  1. Он же вроде фениксу перед смертью пообещал, что станет мега крутым, а пока я вижу только, что он кое что сосет

      1. И вполне возможно после того, как Юнька наконец-то трах… займёться парным культивированием с Жасмин=))